Добавить в избранное
Рекомендуем:




Мои стихи и песни


Случайный выбор
  • Баюшки.  >>>
  • Каспийское море мелкое и...  >>>
  • Помню, РОДИНА, была...  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Коренной москвич. >>>






Белоснежная и Пушистая (Сказка, часть 3)

 

В тот день, когда старый грузовик, сердито урча и оглушительно стреляя, скрылся за углом строящейся многоэтажки, умер Барсик и нечто, беспризорно-безимянное, вновь, помимо своей воли воскреснув, незаметно обретало черты, повадки и облик того, что сейчас, почти бездыханное лежало на коврике в прихожей бабушки Дуси и «ласково» называлось: ПИРАТОМ!

Наверное, нет смысла рассказывать о том, как тупо болит пустота, как показушное, разухабистое веселье становится облезлым и жалким, едва остаётся наедине со своим горем. Рассказывать любовь, тем более, несчастную, занятие глупое и бессмысленное. Она у каждого своя…единственная и неповторимая… МОЯ – БЕЛОСНЕЖНАЯ И ПУШИСТАЯ ни разу не сказала «ЛЮБЛЮ», но ОНА НАУЧИЛА МЕНЯ ЛЕТАТЬ!!!

 

Однажды приняв решение, ещё там, на дне, бездыханный, уничтоженный, выброшенный за ненадобностью, как надоевшая игрушка, я упорно шёл к своей цели и, в конце концов, научился это делать свободно, легко и красиво!

 

…солнце светит всегда, как впрочем, и всегда идёт снег. Мы легко верим лишь в то, что можно увидеть, услышать, пощупать… А ведь достаточно лишь разбежаться, оттолкнуться от привычного, принятого, установленного, обусловленного…И…!!! Тяжёлые, мрачные тучи стремительно летят тебе навстречу. Кажется – это непробиваемая стена и через секунду от тебя не останется даже памяти. НО! Они принимают тебя, как равного, мягко расступаясь и указывая дорогу … Дорогу к СВЕТУ! К СОЛНЦУ! К ЖИЗНИ!

ВЫШЕ! ВЫШЕ! ЕЩЁ ВЫШЕ! Вечная ночь робко превращается в предрассветные сумерки, в раннее утро…ВЫШЕ! ВЫШЕ! ЕЩЁ ВЫШЕ!!! ... И!!! НЕБО!!! БЕЗБРЕЖНОЕ НЕБО, ТАКОГО ЦВЕТА, КОТОРЫЙ НИ ЗА ЧТО НЕВОЗМОЖНО РАЗГЛЯДЕТЬ С ЗЕМЛИ и НИ С ЧЕМ НЕСРАВНИМОЕ ЧУВСТВО ВОСТОРГА, ВОСХИЩЕНИЯ и СЧАСТЬЯ!!!

 

- Я ЛЕ-Е-Е- ЧУ!!! Л- Е-Е-Е-Е-Е-У-У-У!!!!...........................................

 

Солнце светит всегда. Даже когда бесконечно, нудно и серо идёт дождь. Снег идёт всегда. Даже когда июль задыхается от зноя…

 

…ОНА УШЛА, ПОТОМУ ЧТО Я НЕ СУМЕЛ РАССКАЗАТЬ ЕЙ ОБ ЭТОМ… Но ОНА НАУЧИЛА МЕНЯ ЛЕТАТЬ и я летал к ней каждую ночь, а потому знал о ней всё, или почти всё, ибо каждый обладает неприкосновенным правом открывать дверь своего внутреннего мира ровно настолько, на сколько считает нужным. И совершенно бестактно врываться туда в грязной обуви, не получив разрешения…

 

  Где-то там, высоко-высоко, в комнате с тяжёлыми, наглухо задёрнутыми шторами, освещаемой светом чуднОй настольной лампы, безостановочно стучат клавиши необыкновенной пишущей машинки …  Для кого-то ОН необычайно талантлив, симпатичен, мил и любим. Для кого-то – полная бездарность, желчная, мерзкая и ненавистная. Но удивительно то, что все мы, хотим или не хотим, не только прочитываем от корки до корки, написанные им книги, но и участвуем в придуманных им сюжетах в качестве героев: главных или статистов; добрых и злых… А чаще, и добрых, и злых; и главных, и статистов… Всё зависит от прихотей, настроений, симпатий и фантазий АВТОРА. Всё равно, рано или поздно, приносим мы ЕМУ прочитанные книги. Кто-то, почти новенькие, с блестящей позолотой букв на обложке… А кто-то, зачитанные до такое степени, что невозможно разобрать даже названия, а уж тем более понять, о чём, всё-таки, была написана эта книга, ибо вырваны и безнадёжно утеряны целые главы, а уцелевшие, заляпанные, замусоленные, замасленные, не подлежат восстановлению…

 

…мы шли с НЕЙ одной дорогой…совершали одинаковые ошибки, в одних и тех же местах неправильно ставили знаки препинания, или забывали их ставить вовсе, где они были просто необходимы… стучались в одни и те же безнадёжно запертые двери, не замечая рядом, открытых… безуспешно пытались отыскать любовь там, где её в принципе не могло быть…

 

Сны – это дороги…дороги, в прошлое и будущее и мы всегда можем встретиться в любом месте этой дороги, было бы желание…

 

 Я прилетал к НЕЙ, садился у  изголовья ЕЁ кровати и смотрел… смотрел, не в силах оторваться. Я сочинял ЕЙ сказки, обязательно со счастливым концом, а иногда, когда ОНА хотела, мы разговаривали до тез пор, пока смущённый рассвет неловко и робко не постучит в окно…

 

ОНА НЕ ПРОСТО РАЗУЧИЛАСЬ ЛЕТАТЬ, ОНА НАПРОЧЬ ЗАБЫЛА, ЧТО КОГДА-ТО УМЕЛА ЭТО ДЕЛАТЬ. ТЕПЕРЬ ОНА ПАНИЧЕСКИ БОЯЛАСЬ ВЫСОТЫ!

 

- ТЫ ПОМНИШЬ, КАК МЫ ГУЛЯЛИ ПО ОБЛАКАМ?

 

- ???

 

- ТЫ ПОМНИШЬ, КАК МЫ ВЗБИРАЛИСЬ ПО РАДУГЕ К ЗВЁЗДАМ?

 

- ???

 

…удивлённо непонимающие глаза…мучительно бесполезные попытки вспомнить…амнезия…

…память – маленький, бесплотный червячок, который ежедневно, кропотливо и настойчиво подтачивает, казалось бы, железобетонные стены, хранящие твой душевный покой. И очень, очень долго результатов этой работы, вроде как, и не видно…Но вдруг, в один, далеко не прекрасный день, оказывается, что неприступные стены рухнули, и ты, неприкаянный, бродишь среди этих, жалких развалин, в надежде отыскать себя…

 

Испытывал ли кто-нибудь из вас жгучее желание утратить память, разучиться думать, видеть, чувствовать?

 

Иногда я просто завидовал ей…

 

Если души молчат, слова, лишь мусор, гонимый ветром по неубранной базарной площади…

 

- СМОТРИ, КАКОЕ ГОЛУБОЕ НЕБО! СОВСЕМ, КАК ТВОИ ГЛАЗА!

 

- ТАМ НОЧЬ, МРАЧНАЯ И ЧЁРНАЯ…НЕ ВИДНО ДАЖЕ ЗВЁЗДОЧЕК…

 

- ТАМ НОЧЬ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ БЫЛА НОЧЬ!

 

- НЕТ! НОЧЬ, ПОТОМУ ЧТО СЕЙЧАС ЕЁ ВРЕМЯ И НИЧЕГО С ЭТИМ ПОДЕЛАТЬ НЕЛЬЗЯ…

 

МЫ больше не понимали друг друга. Мы не просто говорили на разных языках. В наших алфавитах не было ни единой схожей буквы!

 

- ПОЙМИ! – убеждал я ЕЁ, - ЗВЁЗДЫ ЕСТЬ ВСЕГДА! ДАЖЕ В ЯРКИЙ СОЛНЕЧНЫЙ ПОЛДЕНЬ МОЖНО УВИДЕТЬ ЛЮБУЮ ЗВЕЗДУ…ОДНУ или ТЫСЯЧИ…СТОИТ ЛИШЬ ЗАХОТЕТЬ!

 

ОНА больше не видела в полночь голубое небо… ОНА разучилась его видеть…

 

- ПОПРОБУЙ! – умолял я, - ЭТО ЖЕ ТАК ПРОСТО! ТЫ ЖЕ УМЕЛА! ВЕДЬ ЭТО ЖЕ ТЫ НАУЧИЛА МЕНЯ ЛЕТАТЬ…

 

- ??? – ОНА смотрела на меня, как на умалишённого…

 

Как же трудно порой  объяснить, что ползать гораздо труднее, чем летать…

 

…я улетал в рассвет, встречая в пути юный, весёлый и всегда НОВЫЙ – НОВЫЙ ДЕНЬ.

 

- ПРИВЕТ! – кричал я ему и ОН, не совсем не подозревая, что всего через, каких-нибудь, десть часов дряхлым стариком, с тяжёлой отдышкой, с огромным мешком нерешённых проблем и невозвращённых долгов, будет брести, еле переставляя отёчные ноги, в страну вечного заката, радостно отвечал: ПРИВЕТ!!!

 

Каждому отмерено своё под этим солнцем, но жизнь не кончается. Смерть всегда рождает новую жизнь, и так будет всегда, до тех пор, пока стучат клавиши пишущей машинки, пока у АВТОРА не иссякнет фантазия…

 

…ОНА просыпалась, когда я был уже далеко, когда между нами были километры, годы, проблемы, суета, и ещё много-много всего, что заставляет нас забывать такую простую истину: У ВСЕХ ЕСТЬ КРЫЛЬЯ…

Просыпаясь, ОНА почти ничего не помнила о прошедшей ночи, но иногда, что-то неясное и непонятное, на какое-то время заставляло умолкнуть бепощадно-безошибочный разум…и тогда душа ЕЁ, с необъяснимой тоской, широко открыв глаза, смотрела в небо в надежде увидеть там…ЕГО – ЕДИНСТВЕННОГО, красивого, умного, который уехал когда-то, клятвенно обещая вернуться…но…не приехал…ни завтра…ни через год…

 

...мы шли с ней одной дорогой…

 

Что есть душа? Не знает никто… По-моему, даже Создатель не совсем ясно представляет, что сотворил. Верно лишь одно: В ней не может быть пустоты. И если любовь, живущая там изначально, вдруг уходит, то её место неизбежно занимает зло…

 

Я даже не заметил и не понял, как и когда, разучился летать…

 

Жизнь, которой не нужен полёт, обречена…

 

Я делал всё, как обычно, но едва оторвавшись от земли, шлёпался, как жаба об асфальт…

 

Когда пропадает потребности, исчезают способности…

 

Новой, неизвестно откуда взявшейся жизни, не нужны стали крылья. Они мешали ей, раздражали её, вызывали лютую злобу. Она имела бычью шею, пудовые кулаки и удивительно жестокое, отвратительное лицо. Она одевалась в спортивные костюмы «Адидас» и малиновее пиджаки и брила наголо голову. Она с трудом могла связать пару слов, не используя общеизвестные связующие. Она не читала Пушкина и не слушала Моцарта. Она не уступала старикам место в метро и не посещала музеи. Она разъезжала в иностранных машинах, жрала в дорогих ресторанах. Она насиловала девочек и калечила мальчиков. Она всё покупала и всё продавала. Она резала, стреляла, взрывала, убивала…УБИВАЛА себя, с каким-то садистским наслаждением…

 

…колючий, пронизывающий до костей ноябрьский ветер, с остервенением гонял по двору мусор, которого отчего-то стало неимоверно много. Не сидели больше у подъездов бабулечки-сплетницы, и без них двор выглядел осиротевшим. Едва начинало темнеть, мамы и папы спешили увести детей домой от греха подальше. В подъездах перестал гореть свет, а к батареям рискнул бы прикоснуться разве что самоубийца, решивший уйти из жизни путём мгновенного обморожения. Зато на подъездных дверях появились кодовые замки, а с лестничных площадок исчезли велосипеды, санки и коляски.

Изнасилованное, оплёванное, изуродованное, до такой степени, что его почти невозможно стало узнать, ДОБРО, ютилось по помойкам и подвалам, пытаясь хоть как-то приспособиться к «новой жизни», прекрасно понимая свою полную бесполезность…

 

Запрокинув голову, я подолгу смотрел в мёртвое, чужое небо, пытаясь сквозь враждебные свинцовые тучи увидеть звёзды, солнце и…БЕЛОСНЕЖНУЮ И ПУШИСТУЮ, но…НЕ ВИДЕЛ НИЧЕГО…

 

Жизнь, которой не нужен полёт, обречена…

 

Эта новая действительность отняла у меня всё, даже то, что казалось бы, невозможно отнять: МОЁ ОДИНОЧЕСТВО. И вдруг оказалось, что это чуть ли ни самая большая потеря. Вдруг оказалось, что утрата одиночества сродни потери любимой…

Заменившая его пустота была нема, слепа, глуха и бессердечна…

 

…бабушка Дуся умерла так же, как и жила: светло и тихо. Той ночью я окончательно ослеп…

Миллион Солнц? Миллиард звёзд?...Наверное, это душа её, склонившись, светила ей, святой и несчастной…

 

Почему святые всегда несчастны?

Почему добро всегда гонимо и презираемо?

 

Конечно же, объявились бабы Дусины детки, и детки деток, и дво-тро-четырё и, чёрт его знает какие ещё, юродные сёстры и братцы. Наспех справив нехитрые похороны, с руганью, а порой и с мордобоем, принялись они за делёж квартиры…

…я ушёл, не дожидаясь пока меня вышвырнут за дверь…

 

…солнышко, наверное, весёлое и юное, как всегда бывает весной…небо, наверное, голубое-голубое…листочки, наверное, зелёные-зелёные… Наверное, потому что я уже ничего этого не видел…Вечный мрак был теперь моим единственным спутником…вечный мрак, да память, которая, как неизлечимая болезнь, всегда с тобой…ей абсолютно не нужны глаза, чтобы видеть…

Однажды я прочитал, что мы все живём не одну жизнь. Что душа, вдоволь нагулявшись в райских садах или до черноты зажарившись на адских сковородках,  возвращается в этот мир, снова обретая грешное тело… Я понимаю из ада, но из рая?  От добра ведь добра не ищут… А может, и в раю, не так уж всё замечательно? А может, возвращаются только из ада? Это очень похоже на правду, судя по тому, что всё меньше и меньше в этом мире остаётся любви, добра, нежности… Наверное, их уносят с собой души, которые не возвращаются…

 

…я лежал, вдыхая пьянящий запах тёплой весенней земли и думал… думал о том, что однажды Создатель, то ли от одиночества, то ли от скуки, всё-таки миллиарды лет всё один, да один, смастерил себе игрушку. Поиграл, поиграл, и надоела она ему до смерти. Давно пора выбросить на свалку, да вот, незадача – привык он к ней, как привыкаешь к курению. Понимаешь, всю пагубность привычки, а бросить не можешь. А может, он просто забыл, как эта игрушка выключается? Всё-таки ему не восемнадцать и склероз в его возрасте дело обычное. А может, он до сих пор ещё не получил ответа на вопрос: Хорошо ли его творение? Но ответ, прости меня Боже, так же ясен, как утверждение, что зимой идёт снег…  А может, он уже давно строит новый мир, и мы ему нужны лишь, как тетрадь после не очень удачной контрольной, для работы над ошибками…

 

Постарайся организовать невероятное и, кто знает, может случится то, чего ты безуспешно добивался долгие годы…

 

ОНА – БЕЛОСНЕЖНАЯ и ПУШИСТАЯ, сама нашла меня. Но любовь никогда не возвращается в том же платье, в котором ушла…

 

Если всю жизнь идти за одной звездой, можно безнадёжно заблудиться…

 

...мы пытались снова научиться летать, но не могли вспомнить, как это делается, и все наши попытки оторваться от земли выглядели беспомощно и жалко… А бескрылая любовь мертва и все попытки воскресить её прошлым, обречены…

 

Никогда не ищи оправданий, ибо оправдать можно всё, но от этого ничего не меняется…

 

…Настоящая любовь зачастую самоубийственна, но даже если она случилась не очень счастливой, всё равно скажи ей: СПАСИБО! Просто за то, что ОНА была. Поверь, чем больше пройдёт лет, тем меньше в душе твоей будет оставаться боли. И однажды, она совсем исчезнет и останется лишь СКАЗКА, БЕЛОСНЕЖНАЯ И ПУШИСТАЯ, которую однажды придумал я и в которую ты поверила, - сказал я ЕЙ уходя…Уходя навсегда…

 

…свет фар был настолько ярок, что моей холодной темноте стало не по себе. На миг мне показалось, что я снова вижу…запоздалый и пронзительный скрип тормозов, вдруг превратился в нежный звон серебряных колокольчиков…

 

…ОНА – БЕЛОСНЕЖНАЯ И ПУШИСТАЯ, ПАРИЛА В ЛАЗУРНОМ УТРЕННЕМ НЕБЕ И С ЗЕМЛИ КАЗАЛАСЬ САМЫМ ПРЕКРАСНЫМ ОБЛАЧКОМ, КОТОРОЕ КОГДА- ЛИБО СОЗДАВАЛА МАТЬ – ПРИРОДА…

 

- Я ЛЕЧУ К ТЕБЕ!!! Л Е- Е- Е- Е- Ч - У - У- У……………………………………………………………………………………………….

 

 

 

При цитировании любых материалов активная ссылка на этот сайт обязательна. Все права принадлежат автору.